SAG

Блог

Что предопределяет успех в теннисе


Чтобы добиваться успехов в теннисе, недостаточно играть хорошо — надо играть лучше других. Наверняка есть игроки талантливее вас, у многих гораздо лучшие условия для тренировок, но помните: в люди выбились не самые талантливые обезьяны, а те, которые этого больше хотели. Вы можете обойти конкурентов при двух условиях: если, первое, будете работать серьезно и упорно, и, второе, правильно. Первое зависит только от вас, второе — от вас и вашего тренера: его правильных указаний и вашего точного исполнения.

Тренер и «тренер».

Правильный выбор тренера — главное условие последующих успехов игрока. Этот пункт, скорее, не для игроков, а для родителей. Именно они выбирают тренеров своим чадам в раннем возрасте, и должны отнестись к вопросу весьма серьезно. Если родители отдали будущего теннисиста в школу или в академию, всё равно, на каком-то этапе развития, (чаще — в 9-12 лет) целесообразно пригласить тренера для дополнительных индивидуальных занятий.

Тренер в группе и тренер индивидуальный должны работать в тесном творческом контакте. Если родители решили пойти путем работы с конкретным индивидуальным тренером — правильный выбор имеет еще большее значение.

Существуют тренеры и «тренеры». Принципиальная разница — в задачах, которые они перед собой ставят. У тренера — ученики, у «тренера» - клиенты. «Тренер» всегда просит больше, чем стоит, с тренером можно договориться. Тренеры хотят делать дело, «тренеры» - зарабатывать деньги. При этом устные декларации могут звучать весьма красиво. Но разумные игроки и родители довольно скоро могут понять что к чему — по отношению к делу и конкретной заинтересованности.

Если при первоначальных переговорах финансовый вопрос имеет приоритетное значение — 99,76% вероятности, что перед вами «тренер». Конечно, и тренеры не прочь получать за свою работу и, по возможности, побольше, но критериальная суть — что ставится в основу деятельности. На взгляд со стороны это, упрощая, можно определить так: тренер и сам работает на корте и заставляет работать ученика. Его доброта и любовь к ученику проявляется не в поблажках, а в требовательности.

«Тренер» — больше хвалит, поскольку боится потерять клиента. Тренер не станет обещать вам конечного результата: он будет ставить последовательные задачи, объяснять каким способом нужно к ним подобраться и требовать с себя и с ученика. «Тренер» готов наобещать чего угодно, лишь бы клиент не сорвался с «крючка». Если вы нашли тренера — у вас есть шанс, если попали на «тренера» — можете расстаться с иллюзиями, сколько бы и чего бы вам ни наобещали.

Крайне важно распознать это на, как можно, более ранней стадии, когда еще не поздно сделать выводы и предпринять действия. Если к 12–13 годам вас всё еще кормят обещаниями, а толку нет — постепенно прощайтесь с иллюзиями. Как всегда, необходимое условие не является достаточным. Тренерского желания мало, нужно еще и умение. Тренер должен знать, чего он хочет добиться, понимать как это достигается и уметь объяснить ученику.

«Тренер» набивает удары и создаёт видимость. С умным видом делает записи, “разбирает”технику, ведёт статистику, сравнивает, “пишет планы” ну и конечно он в курсе, кто как сыграл и помнит счёт каждой партии. Точнее – это манипулятор и режиссёр в одном флаконе. Тренер — ставит игру. Лучше всего, если он в свое время проходил всё это сам. Никакая теория и правильные умозрительные знания не способны заменить собственных мышечных ощущений, нужным образом осмысленных в свете современных тенденций развития тенниса.

Если вы видите, что взявшийся тренировать вашего ребенка еле-еле держит ракетку в руках, если его теннисного умения хватает только на корявые подкидки с руки — снимите лапшу с ушей, розовые очки с глаз и задумайтесь: стоит ли продолжать бесплодные попытки выйти к вершине, спускаясь с горы.

Человек, не умеющий толком держать в руках ракетку, еще может быть «тренером» в группе: выучить несколько тренировочных упражнений, несколько терминов и давать указания сбоку не так уж и сложно. Он даже может по видео мастеров поставить приблизительные основы техники ударов. Но он не может и не должен быть индивидуальным тренером, которому на ранних стадиях теннисного развития приходится заниматься техническими тонкостями, а вдобавок, быть еще и спаррингом.

Однако и умение играть (даже — умение обучать) еще не критерий определения тренера: повторимся — дело в целях, которые ставит он перед собой — добиться творческого или финансового успеха?

Некоторые ученики и родители полагают, что тренировки в теннис это просто регулярное перебивание мяча через сетку и чем чаще, тем лучше. Они путают тренера, в лучшем случае, с просто спаррингом, в худшем — с «тренером». ( Спарринг в данном случае предпочтительнее: от него меньше вреда). Многие ошибочно думают, что техника в теннисе сама по себе, не учитывая при этом физиологические и психические особенности, взаимосвязь принципов развтитя организма и изменение биохимических процессов во время воздействия на него.    

Задача тренера научить игрока разбираться в своих мышечных ощущениях, самостоятельно уметь анализировать свои удары, определять ошибки и исправлять их. То есть, научить понимать теннис изнутри и научить работать на корте. (Игра и работа — вещи вполне совместные).

Это «тренер» постоянно – непрерывно берет из корзины и кидает мячи, чтобы со стороны выглядело, что дело идет и он не напрасно получает деньги. Тренер, особенно на ранних стадиях, объясняет и поясняет ученику как надо выполнять движения, чередуя теорию с практикой.

Паузы, которые он якобы делает в игре, по сути паузами не являются – это часть процесса и необходимое «капание на мозги», которое точит камень непонимания. Кроме того, паузы необходимы игроку, чтобы усталость не мешала движению вперед. Игрок не всегда понимает когда ему требуется пауза: ему кажется, что он нисколько не устал. Но усталость бывает не только физическая: внимание, необходимое при обучении, тоже устает. Опытный тренер видит эту усталость. Проще говоря, она начинает выражаться в недобегании до мяча, в неритмичных ударах, ударах не центром ракетки и прочее. Причем, тренеру даже не обязательно это видеть: он может ориентироваться по звуку удара.

Оптимальное распределение работы и пауз: 15-20 мин работы, 2-4 мин пауза. Иногда, после нескольких циклов, пауза должна быть больше. Может быть более длительным и период работы: когда, например, идет работа «на терпение». Может он быть и меньшим: при сложных, требующих больших нагрузок, упражнениях, например: «треугольниках», «восьмерках» и др, где увеличение времени упражнения производится постепенно.

Гегель обманул народ, утверждая, что количество обязательно переходит в качество. В качество переходит только качественное количество. Насчет прочего есть поговорка: сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет.

Бездумное повторение неправильных ударов ведет только к пустой трате сил. Более того: закрепляются неправильные стереотипы. Задача тренера — добиться максимума правильно выполненных ударов, сведя количество неправильных к минимуму. Правильными ударами считаются те, которые при минимуме энергетических затрат дают возможность развивать наибольшую скорость, плотность и точность попадания.

Можно сколько угодно подвергать сомнению релятивистскую теорию, но яблоко всё же упало на голову Ньютона: существующие законы биомеханики и практический мировой опыт игры в теннис дали набор оптимальных движений, которые умелый тренер и старается привить ученику. Поскольку, если, исходя из вышеизложенного, в качество переходит только качественное количество, то некачественное переходит в отстой, даже — в балласт.

Пользуясь другой, столь же известной поговоркой о бочке меда и ложке дегтя, читателю самому предоставляется право охарактеризовать “полезность и эффективность” бездумного пустого набивания. И не обязательно подтверждать выводы. 


Назад